Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
11:20 

О чудесах и закономерностях. Автор Selena Dark для AlyonaSL (свободное участие)

Selena Dark
"Атака Гризли, знаменитая писательница на заборе, счастлива познакомиться" (с)
Фандом: CSI
Название: О чудесах и закономерностях
Автор: Selena Dark
Категория: слэш
Жанр: флафф, фэнтези
Рейтинг: PG-13
Пейринг: Гил Гриссом / Грэг Сандерс
Саммари: рождественская сказка
Предупреждения/Примечания: AU, дети, множество ссылок на вселенную AlyonaSL. Основная идея фика честно сперта из фильма "Семьянин".
Написано в рамках свободного участия и новогоднего подарка для AlyonaSL, тема - открытие.


О чудесах и закономерностях

Тринадцать – число несчастливое. Интересно, почему бы не пропускать тринадцатый год? Пропускают же тринадцатый ряд кресел…
С другой стороны, тогда придется пропускать заодно четвертый, и девятый, и семнадцатый, и …еще какой-то. Кэтрин когда-то подробно рассказывала ему это все. Кэтрин знает, ведь ее отец, Сэм Браун, был владельцем гостиниц и казино - кому, как не ему, знать обо всех подобных суевериях?
Еще интересно, каким же будет следующий, две тысячи четырнадцатый? С одной стороны, сразу две несчастливые цифры (по китайским традициям): два и четыре, обозначающие скоропостижную смерть. Зато в сумме получается семерка – общепризнанно счастливое число. Вероятно, для кого как. Кому-то этот год принесет счастье, а кому-то…
На этой мысли Гил с тяжелым вздохом наконец-то тронулся с места. Черт дернул ехать через центр! Но очень уж хотелось домой. Вымотался, как собака. Причем не столько работой, сколько невероятно настойчивыми попытками Сары, вызвавшейся «составить ему компанию» в предрождественском дежурстве, устроить праздник. Для него! Каким чудом он не сорвался и не заорал: «Да отстань ты от меня уже!»? Впрочем, чудеса тут не при чем, сказывается многолетняя привычка. Но даже привычка не спасает от недоумения. Ну как можно считать «ухаживанием» все эти «Гил, сделай то», «Гил, ну скажи что-нибудь», «Гил, улыбнись», «Гил, ну-что-ты-опять-уткнулся-в-свой-кроссворд-не-видишь-что-ли-как-я-стараюсь-устроить-тебе-праздник?!»?
Впереди замаячил новый хоровод красных стоп-сигналов, предвещающий новую многочасовую «пробку», и Гриссом решительно свернул в первый попавшийся переулок. В петляющих улочках спального района особенно не разгонишься, но сегодня это все равно быстрее, чем постоять по очереди во всех «пробках», пытаясь прорваться через центр.
Быстрее… Если, конечно, ты не старый усталый криминалист, всю ночь и полдня промотавшийся по вызовам и не проверивший, сколько осталось горючего. Гил еще раз тяжело вздохнул, стукнул пальцем по датчику, будто надеясь, что он врет, а машина заглохла по другой причине.
Мобильный телефон …сел. Гриссом не поверил своим глазам, увидев темный экран. Усмехнулся, покачал головой и уткнулся лбом в скрещенные на руле руки. Ну не бывает же так…
Точнее, бывает, но в сказках, когда все одно к одному, и тогда не случайно он свернул в этот район, где ни единой машины не проехало вот уже пять минут, которые он тут сидит. А разрядившийся телефон красноречиво намекает – давай, зайди вот в этот дом, рядом с которым так удачно заглохла твоя машина! И там тебя ждет…
Гил некоторое время пытался подобрать что-то, но фантазия спасовала. Тем не менее, он вышел из машины и даже улыбнулся, глядя на пятна теплого света из окон домов, облачка пара от собственного дыхания и даже несколько снежинок, решивших станцевать что-то лирическое в свете уличного фонаря. Какой антураж!
Потоптавшись еще немного, Гил шагнул к калитке ближайшего дома. Настроение ощутимо поползло вверх. Он еще раз усмехнулся – можно подумать, домой вернулся. Хотя… Что бы ни ждало его за этой дверью, это будет небольшое открытие – а это всегда было для Гриссома самым желанным чувством.
Дверь открылась сразу, будто его ждали. Увидев маленькую девочку, Гил улыбнулся и открыл рот, чтобы попросить ее позвать родителей, но тут…
- Папа! – взвизгнула девочка с какой-то странной интонацией. Не зовущей, не испуганной, а …восторженной. – Ну что ты стоишь?! – буквально спустя секунду добавила она, хватая его за рукав и втаскивая в дом.
Прежде чем Гил успел опомниться, девочка унеслась куда-то вглубь дома, пронзительно-звонким голоском выкрикивая какую-то тарабарщину:
- Рождество, Рождество! Рождество стучится в двери! Папа приехал! Миссис Дебра, миссис Дебра, скорее ставьте еще один прибор! Я же говорила, он все может! Джи-Эс, ты проиграл! Он все может! И пасту обратно, и самолет!..
Девочке отвечало сразу несколько голосов, среди которых единственный женский явно принадлежал таинственной «миссис Дебре». Так, интересно, а мама в этом сумасшедшем доме имеется? А то, его, похоже, приняли за папу…
- Миссис Дебра, а пирог еще не готов? – продолжала звенеть девочка. – Надо же за стол садиться!
- Да угомонись ты, Эми, - отвечал ей серьезный мальчишеский голос. – Папа Гил столько в аэропорту просидел, потом в самолете летел, потом ехал. Как ты думаешь, ему отдохнуть с дороги надо или нет?
Гриссом вздернул бровь. Папа Гил?!
Но поудивляться вдоволь ему не дали. Из кухни вышел молодой мужчина, показавшийся Гилу немного знакомым.
- Привет! – широко улыбнувшись, сказал тот, вытирая руки полотенцем. – Чего стоишь-то?
Гриссом сумел только чуть приоткрыть рот, потому что вспомнил эту улыбку и эти шальные глаза. Прическа, правда, была не в пример приличнее того дикого мелированного безобразия, которое запомнилось Гилу.
Грэг Сандерс. ДНК-техник Грэг Сандерс, очень и очень толковый парень, знающий Фроста и слушающий Менсона. Гил даже удивился тому, сколько подробностей, оказывается, осталось в памяти. А ведь с тех пор прошло, кажется, лет десять, когда он видел Сандерса в последний раз? Нет, наверное, даже больше. Ну, а уж тот головной убор с перьями, в котором Грэг отплясывал в коридоре, Гриссом не забудет никогда. Как и лицо Экли, увидевшего «это безобразие». Сандерса тогда не спасло ни то, что улику он уже обработал, ни отличная характеристика, написанная Гилом. Конрад всегда был занудой. Куда Грэг уехал тогда? Кажется, в Нью-Йорк? Или в Калифорнию? В любом случае, совершенно непонятно, что он делает тут, в Вегасе, и почему дети в этом доме считают Гриссома «папой Гилом»…
- Эй, ты в порядке? – улыбка с лица Грэга пропала, сменившись тревогой. – Если совсем невмоготу было, так позвонил бы из аэропорта, я приехал бы и встретил…
- Телефон сел, - на автомате ответил Гриссом.
Грэг досадливо поморщился.
- Ну, ладно. Главное, доехал вовремя, - он снова улыбнулся. – А я как раз вспоминал, как с пастой тебя подловить пытался. «Нет ничего невозможного» - помнишь?
Гил приподнял бровь. Как ни странно, прикол про пасту и «нет ничего невозможного» он знал. И даже знал, что бы он сделал, если бы его пытались так подловить. Но вот Грэг Сандерс никак не мог пытаться его подловить на этой детской шутке. Потому что Грэга Сандерса давным-давно не было в Вегасе, в лаборатории, и …в жизни супервайзора этой самой лаборатории.
- Слушай, Медведь, что-то мне не нравится твой вид, - не дожидаясь ответа, нахмурился Сандерс. – Давай-ка ты переодевайся, да полежи полчасика, а? Хочешь, ванну тебе наберу, погреешься?
- Без пены, - неожиданно сам для себя выдал Гриссом. Однажды он опрометчиво принял такое предложение. Мало того, что приготовленная ванна оказалась полной приторно пахнущей пены, так еще и хозяйка не замедлила нарисоваться на пороге в халатике…
- Да помню, помню, - кивнул Сандерс, уже направляясь наверх.

***

Ванна действительно оказалась без пены, а Сандерс ни в халатике, ни без оного на пороге не появился. Более того, когда Гил осторожно выглянул из ванной, в поле видимости никого не было. Ближайшая комната явно была спальней, и, судя по подносу с горячим чаем и тарелкой крохотных затейливых сэндвичей, это была его …их?.. спальня. Гриссом несколько секунд колебался, потом сел на кровать и принялся за сэндвичи. То, что чай был обычным черным и в меру сладким, а сэндвичи – отнюдь не вегетарианскими, уже не удивило. Шестое чувство еще в ванной стало нашептывать, что это – его дом. Такой, каким бы он его хотел видеть. Да, здесь было много вещей, ему не принадлежащих, но в то же время Гил везде видел, буквально нюхом чуял «свою территорию». Шампунь, который бы он выбрал, одежда, похожая на ту, что он носил сейчас, книги, которые либо уже у него были, либо он собирался их купить… Да даже поднос стоял именно с той стороны кровати, которую он бы предпочел.
Наверное, поэтому Гриссом без дальнейших колебаний с удовольствием вытянулся на кровати и погасил лампу. Даже если «папа Гил», живущий в этом доме, пробьется сквозь нелетную погоду и внезапно объявится, с самим собой Гил уж как-нибудь договорится.
Проснулся он от ощущения чьего-то присутствия. Запах туалетной воды показался знакомым. Гриссом не помнил названия, но, как оказалось, помнил сам запах.
- Ну ты как? – тихо спросил Грэг. – Ужинать-то будешь? Джи-Эс предлагает устроить рождественский ужин в спальне, если ты себя плохо чувствуешь.
Даже в темноте Гил понял, что Сандерс улыбается.
- Ну вот еще, - проворчал он. – Сейчас иду.
От Сандерса все еще фонило озабоченностью, вероятно, по поводу его самочувствия. По поводу самочувствия его Медведя. Вспомнив об этом прозвище, Гил сделал еще одно открытие: его не шокировала мысль, что он и Грэг, по всей видимости, живут вместе. Мало того, живут семьей, с детьми! Дети – это, конечно, вопрос отдельный, но Сандерс… Это было даже не особенно удивительно, как оказалось. Во всяком случае, аналитический ум Гила тут же выкинул на поверхность несколько дюжин сигналов и сигнальчиков, которые в свое время заставили его наблюдать за Грэгом, запоминать все те мелочи, что сейчас так легко всплыли в сознании. Просто… Не было у них достаточно времени на то, чтобы довести это исследование до конца. А вот если бы было… Может ли быть, что все было бы именно так?
- Эй, Медведь, если тебе кажется, что ты уже встал и мы спустились к ужину, то ты снова уснул, - с негромким смешком проговорил Сандерс.
- Я не сплю, - ответил Гил. – Просто задумался, - взглянул на едва видимый силуэт и добавил: - Все в порядке, ушастый.
В конце концов, если ему постоянно хотелось назвать так Грэга, вполне вероятно, что именно это словечко стало семейным прозвищем.

***

За ужином Гил окончательно убедился, что все происходящее – не более чем сон, когда Грэг мимоходом упомянул пару текущих дел, по которым у него возникли кое-какие идеи, и не терпелось ими поделиться. Гриссом внимательно слушал, отметив про себя, что одну из идей он проверил как раз сегодня, а еще одну – собирался проверить завтра.
Впрочем, прерывать игру бессознательного не было никакого желания. Рождественский ужин, даже с детьми, ничем не напоминал тот кошмар, который обычно представлялся Гилу при этом словосочетании. Да, Эмили опрокинула соусник, перепачкала скатерть и рукав платья, чуть не разревелась, и еще минут десять сидела понурая, хлюпая носом и без аппетита ковыряясь в тарелке. А мальчуган со странным именем Джи-Эс с упорством и изобретательностью, как говорится, достойными лучшего применения, пытался узнать, что же лежит под елкой. Сначала Гил немного напрягся при упоминании подарков, но Грэг, улучив момент, шепнул, что все в порядке, он все завернул и положил – и Гил успокоился. Действительно, не в его духе оставлять все на последний момент, а значит, подарки были куплены еще до отлета «папы Гила». Но в целом… В какой-то момент Гил понял, что, если бы мог, остался в этом сне навсегда.
Потом он сидел на диване с книжкой, наблюдая поверх очков, как Грэг с детьми играет в «твистер». Потом всех понесло во двор, жечь бенгальские огни, и Гил пошел вместе с ними. Эмили осторожно держала шипящую палочку своими тоненькими пальчиками, завороженно глядя на летящие искры и, кажется, боялась дышать. Джи-Эс, наоборот, размахивал сразу двумя огоньками, вычерчивая какие-то затейливые фигуры в темноте.
Грэг, смеясь, обхватил себя руками. Снег уже не шел, но на улице, кажется, похолодало еще больше. Дети холода не чувствовали, а вот у Грэга вполне выразительно алели уши и нос, и Гил внезапно, поддавшись общему настроению, шагнул ближе, обнял, а дальше… Он не собирался этого делать. Просто в тот момент поцелуй показался естественным продолжением этого движения.
- Помнишь, да? – шепнул Грэг, и Гил почему-то кивнул. Ему нечего было помнить. Не было в его жизни этого взъерошенного ушастого парня. Замерзшего и раскрасневшегося. Выдвигающего версии по делу за рождественским ужином так непринужденно, что немыслимо даже представить, что криминалистика – это не его призвание, не дело его жизни. Прижимающегося сейчас боком к обнимающему его Гилу так естественно, как будто они уже десяток лет вместе, и сейчас, когда угомонятся и уснут дети, они вдвоем поднимутся наверх и… Почему, интересно, Гилу так отчетливо представляется дрожь этого сильного, гибкого тела под его руками, радостная готовность принимать его, отдаваться, не сдерживая звучных выдохов и стонов?
Гриссом уткнулся носом куда-то в шею Грэга. От такого знакомого запаха туалетной воды почему-то стало тоскливо. «Ты мог бы жить вот такой жизнью», - тихо подсказал внутренний голос.
Мог-мог-мог… Мог-мог-мог… Тук-тук-тук…
Гриссом вскинулся, ошалело глядя на стучащего в окно машины полицейского. Опустил стекло.
- Все в порядке, сэр?
- Нет. Бензин кончился, и телефон сел. Не могли бы вы вызвать эвакуатор?

***

- И ты не постучал в тот дом?
Кэтрин была удивлена донельзя. Конечно, Гил рассказал ей далеко не все. Лишь в общих чертах. Этакая рождественская сказка. Впрочем, Кэтрин верит в сказки. Несмотря на весь свой немалый жизненный и криминалистический опыт.
- Нет, - качнул головой Гил.
Разумеется, он не стал трактовать подсказку бессознательного так буквально. Точнее, он ее вообще поначалу не счел за подсказку. Как говорится, бывают и просто сны.
Но вот вчера они с Джимом арестовали подозреваемого, и в голове вдруг мелькнуло: «Молодчина, ушастый». Да-да-да, одна из версий Грэга, высказанная в том сне.
Вчера Гил в деталях вспоминал свой сон, приснившийся в Рождество, и думал, а правильно ли он понял сам себя? Да, слово «партнер» само легло на язык. Но не слишком ли расплывчато такое объяснение? Или Гил раньше не отдавал себе отчета в том, какой партнер ему нужен, какой может быть его жизнь, и почему это не осуществимо, допустим, с той же Сарой? Но случайно ли в этот сон вдруг затесался уехавший из Вегаса больше десятка лет назад Сандерс? О котором Гил, оказывается, так много помнит до сих пор…

***

О такси Нью-Йорка можно написать целую повесть. Но в новогоднюю ночь оно не особенно отличается от любого другого такси мира: поймать практически невозможно, а при выходе лучше сразу отскакивать в сторону, чтобы не быть раздавленным желающими занять твое место.
Гил Гриссом отскочить не успел, поэтому его довольно чувствительно толкнули локтем в бок, протискиваясь в салон. Гил едва успел дернуть сумку на себя, чтобы ее не прищемило захлопнувшейся дверцей. Такси тут же рвануло с места, будто сжигая все мосты.
Впрочем, идти на попятный было в любом случае поздно – Грэг Сандерс собственной персоной стоял на крыльце дома.
Гил застыл на месте, потому что никак не рассчитывал на встречу лицом к лицу вот так сразу, да еще и… На лице Сандерса было слишком крупно написано «Я только что поссорился со своим парнем».
И Гриссом стоял и просто смотрел на Грэга, а тот глядел куда-то мимо, нахохлившись и сунув руки в карманы. Потом сглотнул, поежился, развернулся – и скрылся в доме.
Гил тяжело вздохнул и зажмурился. Надо же, а ведь он всегда считал, что достаточно разумен, чтобы не надеяться на чудо. Ничего себе открытие под старость лет!
Он развернулся и медленно пошел вниз по улице. Поймать еще одно такси у него вряд ли выйдет, да и купить билет сейчас невозможно. Нужно найти гостиницу…
Сзади хлопнула дверь, и раздался топот.
- Босс! Эээ… Мистер Гриссом!
Гил обернулся, и Сандерс резко остановился.
- Я… - Его лицо расплывалось в широкой улыбке. – Не ожидал вас увидеть. Какими судьбами? По работе?
Гил смотрел, прищурясь, на полыхающие все тем же юношеским азартом глаза. А как частит, как сбивается – словно не было всех этих лет, словно они по-прежнему в лаборатории, и Грэг, как всегда внезапно вылетев из-за угла ему навстречу, готов делиться своими свежими идеями и докладывать результаты по делу…
- А вы мне снились недавно, - вдруг хрипло и не в тему говорит Грэг.
- И Джи-Эс?
Вопрос вырывается прежде, чем Гил успевает осознать, что спрашивает. А сердце вдруг отвешивает нокаутирующий пинок под ребра, когда Грэг автоматически кивает, алеет ушами и ошарашенно переспрашивает:
- Что?
- Чаю, я говорю, - до боли зажмурившись и мотнув головой, говорит Гриссом. – Чай есть? Не угостишь?
- А может, кофе? – вновь расцветает своей фирменной улыбкой Грэг. – «Голубые Гавайи», вы такого не пробовали.
- Ну вот и попробую, - соглашается Гил. – Глядишь, сделаю для себя открытие…
Да, он слишком разумен, чтобы верить в чудеса. Но он же не идиот, чтобы не видеть закономерности.

@темы: слэш, фанфики

Комментарии
2010-12-29 в 11:57 

бобрятинка
а мне всё пофииииг
божемойкаквкусно!!!

2010-12-29 в 12:05 

Selena Dark
"Атака Гризли, знаменитая писательница на заборе, счастлива познакомиться" (с)
бобрятинка, спасибо :).

2010-12-29 в 12:36 

AlyonaSL
"Лучше стыдно, чем никогда" (с)
Selena Dark спасибище огромное )))))))))
:dance2::dance2::dance2:

2010-12-29 в 12:43 

Selena Dark
"Атака Гризли, знаменитая писательница на заборе, счастлива познакомиться" (с)
2010-12-29 в 17:07 

astrella
Всем назло пишу фики с хэппи-эндом! :)
ой, какие же они клёвые)) и это флафф, боги, это настоящий новогодний флафф))))

2010-12-29 в 18:27 

Selena Dark
"Атака Гризли, знаменитая писательница на заборе, счастлива познакомиться" (с)
astrella, :goodgirl:
с наступающим :)

   

fluff~on

главная